link

Раздача из книги Криса Мурмана: величина рейза на префлопе

apoker 0 1155
Раздача из книги Криса Мурмана: величина рейза на префлопе

Предлагаем Вам очередной отрывок из книги Криса Мурмана - одного из успешнейших турнирных игроков в истории онлайн-покера, имеющий призовые более чем $12 млн. Данный отрывок нам любезно предоставило издательство, выпустившее книгу Мурмана на русском языке.

Турнир: PokerStars $50 Turbo 6-Max, апрель 2013 года
Рука: :Qs:-:9d:
Позиция: CO
Игроков: 5
Блайнды: 250/500, анте 60

Префлоп: Байрон на позиции катоффа с рукой :Qs:-:9d:

MP – фолд, Байрон – рейз до 1250, 2 игрока – фолд, ББ уравнивает 750

Флоп: (в банке 3050) :8d:-:2c:-:Ah: (2 игрока)

ББ – чек, Байрон ставит 1650, ББ уравнивает 1650

Тёрн: (в банке 6350) :8d:-:2c:-:Ah:-:2s: (2 игрока)

ББ – чек, Байрон – чек

Ривер: (в банке 6350) :8d:-:2c:-:Ah:-:2s:-:2d: (2 игрока)

ББ ставит 2500, Байрон – фолд

Байрон

Эта раздача случилась в том же турнире, что и предыдущая, но чуть позже. За столом было пятеро игроков; я был на позиции катоффа со стеком около 32 ББ и открыл торговлю рейзом до 2,5 ББ с рукой :Qs:-:9d:. В этой ситуации я бы, как правило, открывал банк с достаточно широким спектром рук, но в этой раздаче у малого блайнда был крошечный стек и он должен был стремиться пойти олл-ин с любой хотя бы минимально приличной рукой. Поэтому с руками вроде разномастных 10-8 или одномастных 7-6, с которыми в противном случае я мог попытаться украсть блайнды, здесь я бы склонялся к фолду. Поскольку у малого блайнда был настолько короткий стек, от него с гораздо большей вероятностью стоило ждать колл, что с пограничной рукой было мне невыгодно. С разномастными Q-9 я чувствовал себя вправе делать рейз, поскольку эта рука обладала достаточной силой высоких карт и неплохо котировалась против весьма широкого диапазона рук, с которым малый блайнд мог пойти олл-ин (особенно если учитывать «мёртвые» фишки, которые могут появиться в банке, если все остальные игроки сбросят карты).

В действительности баттон и малый блайнд сделали фолд, а большой блайнд – колл. Его стек был чуть крупнее моего, поэтому я предположил у него довольно широкий диапазон рук, особенно учитывая, что мой диапазон тоже выглядел широким. На флопе легли карты :8d:-:2c:-:Ah:.

В банке к этому моменту было 3050 фишек, а эффективный стек составлял около 15,5 тысяч. После того как большой блайнд сделал чек, я сделал ставку-в-продолжение величиной 1650 фишек, и он её уравнял. Так как флоп был полностью «сухим», я предположил, что его диапазон в значительной степени смещён в сторону рук A-x и 8-x. Поскольку он знал, что у меня должен быть широкий диапазон рук, он мог также применять флоатинг с безнадёжной рукой, но расходование им 10% стека на это действие выглядело слишком дорогостоящим, поэтому я сомневался, что доля безнадёжных рук в его диапазоне превышает ничтожную.

На тёрне пришла вторая двойка: :8d:-:2c:-:Ah:-:2s:-:2d:, и большой блайнд сделал чек. В банке было 6350 фишек, а у меня в стеке оставалось немногим меньше 14 тысяч. Я решил сделать чек, по сути отказываясь от борьбы за банк. Будь стеки глубже, я бы всерьёз задумался о втором барреле, поскольку этим я вполне мог выбить у противника восьмёрку (кроме того, на тёрне число его аутов сократилось, так как вторая двойка уже не позволяла ему побить руку A-x в случае, если на ривере он собрал бы вторую пару). Если он был очень тайтовым игроком, то я бы также мог выбить у него и слабого туза (например, A-4), поскольку моя умеренная по величине ставка на тёрне несла бы в себе угрозу внушительной ставки (или олл-ина) на ривере. Однако размеры стеков не позволяли мне так сыграть, и поскольку карта тёрна была полностью бланковой, то единственной рукой, которую я мог изобразить, была рука A-x.

На ривере :8d:-:2c:-:Ah:-:2s:-:2d: он поставил 2500 фишек, и я сделал фолд.

Крис

Хотел бы я знать, почему на этом уровне блайндов ты сделал рейз до 2,5 ББ вместо привычного тебе мини-рейза. Я бы пытался делать рейз одинакового размера на каждой позиции, если бы только размеры стеков или уровень блайндов не диктовали мне иное. На флопе ты мог сделать ставку-в-продолжение чуть меньшего размера, потому что общие карты были «сухими», а стеки не были слишком глубокими. Противник продолжал бы примерно с тем же диапазоном рук, разве что чуть чаще применял бы флоатинг с такими руками, как одинокий король. Однако ты мог сделать эту ситуацию более прибыльной, чаще давая второй баррель на тёрне.

Важно задавать правильный размер своим ставкам в зависимости от структуры общих карт и величины стеков. Ты сказал, что твой стек не был достаточно большим для тройного барреля, но если бы на префлопе ты начал с мини-рейза, а на флопе ограничился ставкой величиной около 35% от банка, то твоя ситуация была бы намного более подходящей для тройного барреля. При таком сценарии к тёрну в банке было бы около 4200 фишек, а эффективный стек был бы близок к 15 тысячам – сравни это с реальной ситуацией, в которой в банке было 6350 фишек, а эффективный стек составлял менее 14 тысяч. Всегда уделяй внимание таким вещам, когда играешь в интернете, ведь здесь информация о размере стеков и банка всегда легкодоступна.

На тёрне пришла ещё одна двойка, которая мало что изменила, потому что ни один из твоих диапазонов не содержал в себе много рук с двойкой. Это была подходящая ситуация для ставки на тёрне, поскольку было крайне маловероятно, что двойка улучшила руку противника, и ставка оказала бы колоссальное давление на все его пары восьмёрок, которые составляли существенную часть его диапазона рук. Ставка на тёрне также вынудила бы его сбросить все руки, с которыми он применял флоатинг на флопе, а также мелкие карманные пары, с которыми на флопе он мог сделать колл. Баррель на тёрне – это пограничная игра, и моё решение в большой степени зависело бы от моего восприятия противника, а также от моего имиджа за столом. Если бы на тёрне пришёл король, валет или десятка, я бы точно поставил второй баррель, поскольку все эти карты были бы либо пугающими для пары восьмёрок, либо давали бы мне дополнительное эквити в виде стрит-дро. Баррель с очень низким эквити я ставлю только тогда, когда у меня есть надёжная информация о тенденциях в игре противника.

Если бы на тёрне я поставил, то ситуация на ривере также была бы очень граничной. В этом случае у противника можно было бы с большой долей точности определить туза. Если на ривере придёт, к примеру, король, то все руки с тузом, за исключением рук A-2, A-8 и A-K, поделят банк, поэтому я, скорее всего, не стал бы блефовать, потому что противник, пожалуй, уговорил бы себя сделать колл, полагая, что в большинстве случаев мы с ним поделим банк. Но если на ривере придёт низкая карта, то в дело вступят кикеры и это будет подходящая ситуация для блефа. Чтобы уравнять крупную ставку на ривере с тузом и мелкой картой, противник должен будет считать, что все три твоих барреля были сделаны с рукой, не имеющей никакого эквити. У тебя не может быть несросшегося флеша или стрита, исключение – чрезвычайно маловероятное несросшееся дро на комбинацию «колесо», но с такой рукой ты бы вряд ли начинал торговлю на префлопе.

Вывод

Главный урок этой раздачи заключается в том, что нужно уделять намного большее внимание размерам своих ставок, особенно когда игра проходит с достаточно короткими стеками. На тёрне я осознал, что у меня было неудобное отношение стека к банку, но я не связал это с размерами своих ставок на префлопе и на флопе, которые в действительности и были причиной моих проблем.

Читайте также отрывки из книги:

Это был отрывок из новой книги Криса Мурмана и Байрона Джейкобса «Мурман о покере», официальный русский перевод которой вышел в издательстве «Воронов». Купить книгу в форматах PDF и ePub можно напрямую у издателя по этой ссылке.